Среда, 22.11.2017, 04:28

Путешествия по городам России.

Меню сайта
Золотое кольцо Рос
Категории раздела
Счетчики

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

ЗАЩИТА КУЛЬТУРНОГО И ИСТОРИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ

ЗАЩИТА КУЛЬТУРНОГО И ИСТОРИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ

Значение сохранения и регенерации культурного и исторического наследия для развития как городов, так и страны в целом раскрывается тремя основными тезисами. Во-первых, наследие несет в себе культурные и цивилизационные коды нации. На нем основывается идентичность как отдельных городских обществ, так и нации в целом. Утрата наследия неизбежно ведет к тому, что общество теряет опору и корни, без которых невозможно никакое развитие. Вне этой среды нация теряет свой интеллектуальный и творческий потенциал. Для русских сохранение материальных носителей наследия – памятников – особенно значимо, поскольку наша историческая и культурная память максимально предметна и не существует без привязки к «малой родине».

Во-вторых, объекты культурного и исторического наследия являются важным активом современных городов, который может приносить прибыль и существенно влияет на их экономическое развитие.

Наконец, как это весьма наглядно показало «ЭКСПО-2010», все больше стран осознает значение «культурной ренты». Речь идет не только о стремлении стран-участниц «ЭКСПО» перераспределить в свою пользу туристические потоки или повысить привлекательность своих рынков недвижимости для зарубежных инвесторов. Культурное и историческое богатство, «брендирование» культурного и исторического наследия все чаще используются в качестве эффективного инструмента утверждения лидерства, той самой «мягкой силы», которая необходима для продвижения национальных интересов на международной арене. В первую очередь это справедливо для стран Старого Света, для которых богатое и пользующееся всемирной известностью культурное и историческое наследие наряду с образованием, высокими стандартами жизни и высокими технологиями становится основным конкурентным преимуществом в глобализирующемся мире. Не случайно, например, Франция привезла на «ЭКСПО» полтора десятка шедевров из музея Д’Орсэ, а Дания на полгода перенесла из Копенгагена в свой национальный павильон в Шанхае знаменитую статую Русалочки.

Настоящий раздел Национального доклада подготовлен на основе изучения экспозиции Всемирной универсальной выставки «ЭКСПО-2010» в Шанхае, анализа материалов состоявшегося в рамках «ЭКСПО-2010» 12-13 июня в Сучжоу (КНР) форума «Защита культурного и исторического наследия и регенерация городской среды», материалов круглого стола Культурное наследие и регенерация городской среды: взгляд из России (14 июня, Шанхай), а также углубленных интервью с приглашенными экспертами.

Выражаем особую глубокую признательность за помощь в подготовке настоящего раздела доклада:
Павлу Хорошилову, заместителю министра культуры РФ;
Елене Федоровой, заместителю директора ГУ «Театр Олонхо» (Республика Саха (Якутия);
Максиму Перову, вице-президенту Союза архитекторов России;
Олегу Генисаретскому, заместителю директора Института философии РАН по развитию;
Юрию Мазурову, заведующему сектором РНИИ культурного и природного наследия РАН;
Григорию Ревзину, журналисту и архитектурному критику;
Никасу Сафронову, художнику;
Джону Хоукинсу, председателю фонда «Джон Хоукинс и партнеры»;
Франческо Бандарину, заместителю генерального директора ЮНЕСКО по культуре, директору Всемирного центра наследия ЮНЕСКО.

 

Основные мировые тренды

Подходы к определению понятия «культурное и историческое наследие» за последние десять лет были существенно пересмотрены как наиболее развитыми странами мира, так и международными организациями (прежде всего ЮНЕСКО), в компетенцию которых входят вопросы охраны исторического и культурного наследия. Если раньше охрана культурного и исторического наследия сводилась к охране отдельных выдающихся материальных памятников, то новые подходы к определению понятия культурного и исторического наследия и его охране предполагают:

  • Переход от охраны отдельных объектов к охране городских ландшафтов, включающие как выдающиеся памятники наследия, так и объекты рядовой застройки, а также природные ландшафты, исторически сложившиеся пути и т. д.
  • Переход от охраны только выдающихся памятников к охране исторической застройки, отражающей образ жизни рядовых горожан.
  • Переход от охраны только памятников старины к охране памятников XX века.
  • Переход от защиты только материального наследия к охране нематериального наследия, включающего в себя традиции, жизненный уклад и соседства, сложившиеся в том или ином историческом месте.
  • Активное участие общества, и прежде всего – местных жителей в сохранении культурного наследия и его интеграции в социальную и экономическую жизнь города («витализации»).
  • Интеграцию наследия в повседневную жизнь города и превращение в ее неотъемлемый и обязательный элемент.

При этом остается незыблемым принцип сохранения подлинности памятника в процессе регенерации. В том случае, если регенерация или восстановление памятника требуют внесения изменений в его конструкцию, внешний облик и т. д., все привнесенные элементы должны быть отделены от подлинных и четко идентифицироваться.

Названные положения описывают идеальную ситуацию в области сохранения культурного и исторического наследия. В полной мере они не были реализованы и не могут быть реализованы ни в одном городе мира. В противном случае города превратились бы в музеи, непригодные ни для нормальной жизни, ни для экономической деятельности. Вместе с тем в развитых странах политика в области сохранения и регенерации наследия основывается именно на этих принципах. Более того, в ряде стран, прежде всего в странах Европы, регенерация и интеграция культурного и исторического наследия все чаще рассматриваются как движущая сила развития исторических городов в целом (heritage-led regeneration).

Следует отметить, что в Европе данные подходы начали реализовываться относительно недавно, около 30 лет назад. Ранее охрана памятников основывалась здесь примерно на тех же принципах, что и в СССР и современной России – государство занималось охраной отдельных памятников. Изменения государственной политики в области охраны объектов культурного и исторического наследия были вызваны рядом идеологических и экономических предпосылок:

  • Кризис идеологии модернизма, отдававшей приоритет созданию «нового лучшего мира » перед сохранением традиций и наследия.
  • Решение ключевых инфраструктурных и социальных проблем европейских городов – в первую очередь, насыщение рынка жилья и успешное решение жилищной проблемы.
  • Необходимость формирования общеевропейской идентичности в связи с образованием Евросоюза.
  • Повышение благосостояния общества и роста доходов городов. У европейских городов появились средства не только на решение наиболее насущных задач, но и на реставрацию и сохранение памятников.
  • Возникновение индустрии «конвейерного туризма» и осознание значения туризма как одной из системообразующих отраслей европейской экономики.

Основной коллизией, связанной с применением расширительного понимания термина «объект культурного и исторического наследия» является необходимость, с одной стороны, изыскать средства для содержания и реставрации многочисленных памятников (содержать все объекты наследия за свой счет является невыполнимой задачей для любого государства), а с другой – интегрировать объекты наследия в хозяйственную жизнь города и ввести их в экономический оборот. В мире сегодня используются четыре основных способа интеграции памятников в жизнь современного города («витализации» культурного и исторического наследия) и введения их в экономический оборот:

  • Приватизация памятников с наложением обременения на частных собственников.
  • Девелопмент объектов наследия.
  • Развитие культурного и познавательного туризма и создание на базе объектов наследия туристических продуктов и брендов.
  • Продажа «ауры» исторического и культурного наследия, когда привлекательность исторических городов и отдельных исторических районов используется для увеличения стоимости новой недвижимости.

Ни один из этих методов нельзя признать идеальным, каждый из них имеет свои существенные недостатки. Поэтому, если говорить об успешных примерах регенерации объектов наследия, как правило, эти методы применяются в комплексе.

Приватизация памятников истории и культуры является одним из наиболее распространенных способов капитализации объектов наследия и привлечения частных инвестиций на их реставрацию и содержание. В частности, во Франции по состоянию на начало 2008 года в частной собственности находилось более 49,5% зданий, признанных памятниками архитектуры, истории и культуры и находящихся под охраной государства.

В тех странах, где работает подобная система, собственник принимает на себя обязательства по сохранению, использованию и популяризации (обеспечению доступа населения) объектов культурного наследия.

Так, согласно французскому законодательству об охране памятников, собственник обязан согласовывать любые изменения (в том числе реконструкцию и реставрацию) объекта, классифицированного как памятник, для чего не менее чем за четыре месяца до начала работ префекту региона подаётся соответствующая заявка с подробным проектом предстоящих работ. Классифицированные объекты, а также составляющие их части не могут быть уничтожены или перемещены. О смене собственника (продажа, дарение и т. п.) объекта необходимо предварительно информировать министра культуры и коммуникаций. При этом новый собственник должен быть заблаговременно поставлен в известность о том, что объект является историческим памятником и на него будут наложены обременения. Точно также с министерством должно согласовываться любое строительство в непосредственной близости от охраняемого объекта.

За нарушение собственником принятых на себя обязательств законодательство стран ЕС предусматривает крайне жесткие санкции, вплоть до конфискации памятника без каких-либо компенсаций.

Важно отметить, что основной задачей приватизации памятников в странах ЕС является не получение дополнительных доходов в госбюджет, а освобождение государства от бремени реставрации и содержания памятников и передача соответствующих обязательств частным владельцам. Реставрация во всем мире обходится на порядок дороже нового строительства. Поэтому, помимо многочисленных ограничений на использование приватизированных объектов наследия, здесь применяется целый ряд инструментов экономического стимулирования владельцев памятников – субсидий и льгот. Именно этим обусловлен тот факт, что памятники являются здесь привлекательными объектами для частных инвестиций, а сами эти инвестиции не только не наносят им вреда, но и позволяют сохранять их в надлежащем состоянии.

Субсидирование может осуществляться из различных источников – как бюджетных, так из средств негосударственных организаций (коммерческие и некоммерческие). Речь может идти о компенсации части затрат на сохранение предметов охраны, программах субсидирования определенных видов ремонта. Субсидии могут быть связаны с дополнительными обязательствами владельца (например, по обеспечению доступа к памятнику).

В мировой практике применяется и другой инструмент поддержки частных владельцев памятников – стимулирование. Наиболее эффективным инструментом стимулирования частных владельцев объектов наследия являются льготы по налогу на недвижимость, который в странах ЕС рассчитывается по кадастровой, а не балансовой стоимости недвижимости, и ставки которого здесь повсеместно высоки. Кроме того, применяются отсрочки от уплаты налогов, ускоренная амортизация, налоговые вычеты, освобождение от некоторых налогов, льготные условия предоставления кредитов. Используется и уменьшение установленной арендной платы на сумму затрат, связанных с реставрацией и содержанием памятника, или взимание арендной платы по минимальной ставке. В ряде стран ЕС установлена льготная ставка НДС для работ на исторических зданиях. Часто стоимость ремонта и обслуживания исторических зданий возмещается за счет льготы в уплате подоходного налога.

Не менее широко для капитализации объектов наследия используется девелопмент1. Необходимо отметить, что девелопмент является наименее щадящим способом регенерации объекта наследия, который несет в себе существенные риски утраты подлинности памятника. В целом в мире практически невозможно найти безусловно успешных примеров девелопмента памятников истории и культуры.

Наиболее широко и успешно девелопмент используется для регенерации районов рядовой исторической жилой и промышленной застройки, которая сама по себе не является памятником и самостоятельной культурной и исторической ценности не имеет.

В частности, можно упомянуть реализованный в Бирмингеме проект регенерации Квартала Ювелиров, проекты регенерации доков и пакгаузов в Лондоне и Гамбурге, многочисленные проекты создания торговых улиц в районах исторической застройки, реализованный в Руре проект индустриального парка Эмшер (Emscher Park) на месте закрытых угольных шахт и многие другие.

Туризм – это наиболее очевидный и традиционный способ капитализации объектов наследия и обеспечения возврата инвестиций в реконструкцию и содержания памятников. С середины 1990-х годов доля туризма в мировой торговле услугами составляет более 30%. По своему вкладу в мировую экономику рынок туризма сопоставим только с рынком нефти. Ежегодный рост инвестиций в индустрию туризма составляет около 35%. Туризм стал одним из самых прибыльных видов бизнеса и сегодня использует до 7% мирового капитала.

В целом за последние 30 лет в Европе сформировалась развитая организационная инфраструктура сохранения и регенерации объектов наследия. Появилась и стала общепризнанной такая специализация в области государственного управления, как «менеджмент наследия», задачей которого является создание конкурентоспособных девелоперских и туристических продуктов, разработка и реализация проектов регенерации с сохранением сохранности подлинных памятников и рядовой исторической застройки, а также с учетом интересов местных жителей и бизнеса. Еще одной существенной чертой системы охраны и регенерации наследия в развитых странах является значительная роль некоммерческих общественных организаций. В Италии ежегодно привлекается порядка 1,5 млрд евро из средств частных жертвователей, некоммерческих фондов и организаций на реставрацию и содержание памятников2. В Великобритании около трети всех проектов по регенерации исторических районов городов осуществляется при финансовой, экспертной и консультационной поддержке национального траста English Heritage, который финансируется преимущественно за счет взносов частных лиц.

Ситуация в России

В наследство от Советского Союза новой России досталось весьма проработанное и стройное законодательство по охране памятников истории и культуры. За последние 20 лет оно было дополнено и уточнено с учетом новых социально-экономических реалий. Тем не менее следует признать, что действующая сегодня в нашей стране система охраны объектов культурного наследия не вполне соответствует современному социально-экономическому контексту, в котором существуют памятники.

Существовавшую в советское время систему охраны памятников, ключевыми чертами которой являлись жесткое охранное законодательство и централизованное государственное финансирование реставрации и содержания объектов культурного и исторического наследия, сложно было назвать совершенной. Денег и внимания государства на все памятники все равно не хватало. В итоге по всей РСФСР стояли полуразрушенные усадьбы и церкви, в которых размещались склады запчастей, гаражи, а то и вовсе тюрьмы или колонии.

Современная российская система охраны как с точки зрения законодательного обеспечения, так и с точки зрения подходов к финансированию сохранила ключевые черты советской с той лишь разницей, что по сравнению с советским временем возможности государства за свой счет восстанавливать, содержать и реставрировать десятки тысяч объектов культурного и исторического наследия значительно уменьшились. По экспертным оценкам, в настоящее время объем государственного финансирования, выделяемого на содержание и реставрацию одних только памятников федерального значения, составляет не более 15% от необходимого. Примерно две трети памятников федерального значения нуждаются в реставрации.

Кроме того, в изменившейся социально-экономической среде система, при которой к исключительной компетенции государства относятся не только законодательное регулирование и надзор над охраной памятников, но также их содержание и реставрация, отчуждает объекты наследия от экономической жизни города. Находящиеся под охраной государства памятники в нашей стране существуют вне рынка и не являются объектами недвижимости в полном смысле слова. Исключения есть, но они единичны. В итоге объекты наследия превращаются в пресловутый «чемодан без ручки», который тяжело тащить, но жалко бросить.

В то же время памятники, особенно в крупнейших мегаполисах, объективно являются чрезвычайно привлекательными объектами для девелопмента. Помимо того, что многие памятники расположены на дорогой земле, «историчность» здания или района города может многократно повысить рыночную стоимость недвижимости. Поскольку во всем мире построить новый объект значительно дешевле, чем отреставрировать старый, эти инвестиции, как правило, работают не на сохранение, а на уничтожение объектов наследия.

Особенностью России является культурно-исторический стресс ХХ века, следствием которого стало не только уничтожение огромного пласта культурно-исторических ценностей (материальных, духовных, ментальных), так и создание особенной исторической ценности – наследия СССР. Это новейшее наследие после распада СССР стало активно и часто целенаправленно уничтожаться, что в купе с остатками наследия предыдущих веков и культурно-исторических укладов лишает Россию огромного потенциала как в области туризма, так и в сфере патриотического воспитания.

Таким образом, в России решение проблемы сохранения и регенерации культурного наследия сводится к решению трех основных задач:

  • интеграция объектов наследия в экономический оборот и их капитализация;
  •  создание механизма привлечения средств на реконструкцию и реставрацию памятников из внебюджетных источников. В первую очередь – создание условий, при которых частным инвесторам (девелоперам, покупателям или арендаторам объектов наследия) было бы выгодно заниматься сохранением, реставрацией и содержанием памятников;
  • инвентаризация и капитализация объектов наследия XX века вне политического контекста.

Риски и угрозы

По состоянию на сегодняшний день основным способом капитализации объектов наследия, применяемым в России, фактически является девелопмент. Помимо того, что девелопмент во всем мире представляет собой наименее щадящий способ регенерации объектов наследия, в России ситуация усугубляется тем, что государство не предоставляет инвесторам никаких экономических стимулов к бережному обращению с реконструируемым памятником и к сохранению его подлинности. В этих условиях усилия инвестора, как правило, направлены на поиски путей обхода жестких ограничений, накладываемых российским законодательством об охране памятников, а не на их соблюдение, а надзор за соблюдением охранного законодательства превращается зачастую в один из источников получения административной ренты. Охранное законодательство может эффективно работать только в том случае, если государство действует по принципу «кнута и пряника». Сегодня в России в области охраны памятников государство пользуется только «кнутом».

Тем не менее в нашей стране имеются примеры успешного девелопмента объектов исторической промышленной застройки, например, фабрики «Красный Октябрь» и Винзавода в Москве.

Несмотря на то, что принятый в 2002 году федеральный закон «Об объектах культурного наследия» допускает наряду с государственной собственностью частную собственность на памятники архитектуры, приватизация объектов наследия так и не получила распространения в нашей стране. Основное препятствие для вступления в силу данной нормы закона – неразделенность федеральной и муниципальной собственности на памятники, отсутствие в законе однозначного определения предмета охраны (не вполне ясно, на какие именно элементы памятника распространяется охранный режим, например, можно ли вносить изменения в интерьер и внутреннюю планировку).

Кроме того, представители как общественности, так и политического истеблишмента высказывали и высказывают вполне обоснованные опасения в том, что при сохранении существующей системы государственной охраны объектов наследия приватизация памятников лишь ухудшит ситуацию. Эти опасения подтверждаются текущей практикой.

Сегодня частные и государственные организации и учреждения, занимающие здания, обладающие статусом памятника, практически ничего не делают не только для их реставрации, но и для поддержания их в нормальном состоянии. Арендаторы и владельцы из числа бюджетных учреждений зачастую не обладают даже формальными полномочиями выделять финансирование на ремонт памятника, поскольку такие расходы могут быть признаны нецелевыми. В тех же случаях, когда балансодержатель памятника такими полномочиями обладает, он полностью лишен каких бы то ни было экономических стимулов вкладывать средства в реставрацию памятника. Хотя российское законодательство позволяет компенсировать из средств государственного бюджета часть затрат, понесенных собственником или арендатором на реставрацию памятника, эта норма практически не работает вследствие того, что необходимые подзаконные акты так и не были приняты.

Еще один эффективный способ коммерциализации объектов культурного и исторического наследия – туризм – развивается в России очень медленно и бессистемно. Сегодня доходы от туризма не превышают 3-4% от совокупных доходов российских городов. Для сравнения, в структуре доходов таких европейских столиц, как Париж и Лондон, доходы от туризма превышают 50%. Развитие внутрироссийского культурного и познавательного туризма сдерживается следующими нерешенными проблемами:

  • Неразвитостью транспортной и туристической инфраструктуры.
  • Ограниченным платежеспособным спросом на внутренний туризм.
  • Плохим состоянием многих российских городов, в первую очередь малых. Обветшалая рядовая застройка, ямы в асфальте и гнилые трубы создают даже для первоклассных памятников негативный контекст, который не позволяет развивать конкурентоспособные туристические продукты.

Существует еще одно объективное ограничение для развития туризма и выхода нашей страны на мировой «рынок наследия» — небольшое, относительно таких туристических центров, как Флоренция или Лондон, число памятников мирового уровня. Впрочем, это ограничение преодолимо, поскольку, как показывает мировая и российская практика (город Мышкин), привлекательные туристические продукты могут создаваться и на базе весьма скромного культурного и исторического «материала».

Для того чтобы Россия могла претендовать на достойное место на глобальном «рынке наследия», необходимо, как минимум, сделать российские исторические города комфортными для пребывания, приложить усилия для продвижения российских туристических брендов на международной арене (в том числе используя инструменты таких организаций, как ЮНЕСКО), всемерно стимулировать развитие туристической инфраструктуры, создавать в исторических городах возможности для развития не только познавательного и культурного, но и рекреационного туризма.

Использование близости памятников и «бренда» исторических районов и городов для повышения стоимости недвижимости (такой способ капитализации объектов наследия также можно образно назвать «продажей ауры» или продажей «бренда места») в России практически не используется. Возможности для строительства нового элитного жилья в исторических центрах российских мегаполисов, таких как Москва и Санкт-Петербург, практически исчерпаны. Вместе с тем использование «бренда места» может стать эффективным инструментом развития малых исторических городов, расположенных вблизи крупных мегаполисов. В частности, в 100-километровой зоне вокруг Москвы насчитывается около десятка малых исторических городов, в которых сохранились первоклассные памятники истории и архитектуры, например, Звенигород и Зарайск. Экономика и рынок труда этих городов полностью зависят от столицы, они не имеют возможностей для самостоятельного развития, использование сохранившихся в них памятников для развития туризма крайне ограничено. В то же время возникшие в Подмосковье за последние 10-15 лет коттеджные поселки, некоторые из которых насчитывают более 20 тыс. домов, безлики и лишены какой бы то ни было культурной инфраструктуры. Было бы целесообразно стимулировать создание зон малоэтажной застройки в непосредственной близости или внутри малых исторических городов. Таким образом, эти города получили бы шанс превратиться из угасающих райцентров в престижное для проживания состоятельных людей из столицы место. Единственным существенным препятствием для реализации такого рода проектов является низкая транспортная доступность и неразвитость транспортной инфраструктуры. Состоятельные люди захотят жить в Зарайске только в том случае, если они смогут с комфортом доехать из него до Москвы за полчаса.

Помимо неэффективной экономической интеграции, в области сохранения культурного и исторического наследия существует еще одна ключевая проблема, которая не имеет отношения к самим объектам наследия. Утрата памятника является следствием отсутствия воли к его сохранению. В России отсутствует сформулированная и общепризнанная концепция наследия, то есть ясное понимание того, какую роль играют объекты наследия в современном городе и зачем именно их нужно сохранять. Сложившаяся в нашей стране непростая ситуация с охраной памятников во многом вызвана тем, что российское общество в значительной мере утратило свою культурную и историческую идентичность. Главным образом это связано с крайне невысоким уровнем преподавания гуманитарных дисциплин в средней школе. Российское общество в массе своей не видит за отдельными объектами культурного и исторического наследия самого наследия, не способно воспринимать те культурные и исторические коды, которые несут в себе сохранившиеся памятники в частности и городская среда в целом. В итоге исчезает понимание причастности наследия к обыденной жизни рядового гражданина.

В этих условиях аргумент «горожанам нравится», который часто приводят власти ряда российских городов, оправдывая разрушение или искажение памятников архитектуры и исторической застройки, к сожалению, имеет под собой реальные основания. Человек, архитектурным и эстетическим идеалом которого является холл египетской пятизвездочной гостиницы, в принципе не способен оценить значение сохранения объектов культурного и исторического наследия и уж тем более – занять активную гражданскую позицию по их защите. Именно поэтому, в частности, сегодня сложно представить себе возникновение в России аналога европейских национальных трастов, занимающихся охраной и регенерацией объектов культурного наследия и финансируемых за счет частных пожертвований.

На государственном уровне в нашей стране отсутствует четкая проработанная концепция развития городов, исходя из которой, в том числе, можно было бы определить оптимальные пути «витализации» объектов наследия и их включения в экономическую и социальную жизнь города. Важно отметить, что политика в области охраны памятников является лишь одним из элементов градостроительной политики государства, которая в настоящее время на федеральном уровне не имеет статуса отдельного приоритетного направления государственной политики в целом.

Креативные кластеры и современный историзм

Развитие понятия «наследие» продолжается, и в связи с ростом числа и расширением типов объектов наследия сам город превращается в уникальную историческую ценность вне зависимости от древности и признанности содержащихся в нем культурно-исторических ценностей.

Историчность (туристическая и общественная (внутригородская) значимость) современного города формируется из:

– ценностей давнего прошлого;

– ценностей новейшей истории;

– ценностей исторического будущего в логике Концепции устойчивого развития (англ. sustainable development).

Набор ценностей все больше распространяется на сам образ жизни горожан в разные исторические периоды.

Так, все чаще встречаются реконструкции исторического быта в различных районах характерной исторической застройки. Более того, реконструкция исторического быта и осознание его ценности приводят к появлению новых городских образований – креативных кластеров.

Креативные кластеры – это самоокупаемые внутригородские вкрапления тематической среды обитания как ретроспективного, так и футуристического (модельного) характера. Само название таких городских новообразований предполагает постоянное творчество их обитателей, во многом направленное на вовлечение в него туристов (креативный туризм).

Экспертами «ЭКСПО» заявлено три этапа в развитии креативного города:

  • Создание и развитие креативных кластеров (в том числе и через городское планирование).
  • Развитие креативности среди резидентов города (в том числе через социальную политику).
  • Развитие креативного (со-творческого) туризма.

Возникновение креативных кластеров ведет к преобразованию самих городов, все более вовлекая его жителей в процессы городского развития. В ряде случаев города, особенно малые и средние, превращаются в креативные или тематические (городки авиаторов, пенсионеров, студенческие, инновационные, туристические, рекреационные), в которых львиная доля жителей задействованы в креативной индустрии.

Примеры городов с развитыми креативными кластерами:

  • Салфорд в Манчестере.
  • Шеффилд.
  • Милан (ярмарки, три университета дизайна и т. д.).
  • Копенгаген (новая библиотека, район Орестад и. т. д.).
  • Хельсинки (Arabiaanranta).
  • Берлин.
  • Ньюкасл.
  • Мышкин.

Таким образом, современная культурная городская политика – это не только сохранение наследия, но и создание новых ценностей. Один из модных сейчас механизмов регенерации городов – это создание кластеров креативной индустрии.

Важной стороной городской креативности становится поиск историчности вне зависимости от срока жизни города. Городское общество активно включается в поиск и сохранение объектов культурно-исторического наследия. Этот поиск предполагает выявление объектов прошлого, признание объектов настоящего и моделирование объектов исторического будущего. Например, общественность Волгограда активно противодействует уничтожению истории Сталинграда. А москвичи сопротивляются разрушению властями рядовой застройки прошлых веков, еще сохраняющей потенциал реконструкции исторического быта.

В новом историческом контексте даже кварталы «хрущоб» могут стать культурной ценностью и туристическим активом, если в них воспроизвести быт времен СССР.

Таким образом, поиск культурно-исторического наследия становится важнейшим способом регенерации городов и городского общества (городского патриотизма). Он также должен выражаться в общественно-исторической экспертизе вновь строящихся городских объектов и генеральных планов городов. Городская самоидентификация и новая историческая уникальность становятся важнейшим ресурсом городского выживания в условиях глобализации, унификации и мегаурбанизации (перемещения части населения из городов в мегаполисы). Уже не занятость и инвестиции, а качество жизни и эстетика среды обитания определяют будущность и конкурентоспособность городов.

Охрана объектов культурного и исторического наследия и регенерация городской среды: предложения в итоговую Декларацию «ЭКСПО-2010»

Города в эпоху глобализации все более теряют национальную, традиционную (средовую) и архитектурную идентичность. Универсальными становятся строительные и отделочные материалы, офисные здания клонируются по общемировым лекалам, горожане все реже считают себя местными жителями и не различают условия жизни в разных городах. Для регенерации городов и городских обществ необходимы не только государственная опека и частные инвестиции, но и осознание сопричастности города и его жителей к истории страны и строительству ее будущего.

На основании вышеизложенного считаем целесообразным включить в соответствующий раздел итоговой Декларации Всемирной универсальной выставки «ЭКСПО-2010» следующие положения:

  • Национальная идентичность – объект наследия, который нуждается в защите. Глобализация, следствием которой являются размывание национальных границ и усиление регионализма, создает угрозу для национальной идентичности. Вместе с тем литературный язык, великая культура, научные и технологические открытия Нового и Новейшего времени стали возможны лишь благодаря появлению наций и под эгидой национальных государств.
  • Объекты наследия XX века должны охраняться вне зависимости от современного политического контекста. Даже выдающиеся памятники прошлого века зачастую уничтожаются или искажаются в угоду сиюминутной политической конъюнктуре. В первую очередь это справедливо для «новых» стран, которые в настоящий момент находятся в процессе формирования своей государственности.
  • «Современный историзм» – это основа устойчивого развития. Создаваемое и сохраняемое сегодня необходимо воспринимать как наследие завтрашнего дня. В то же время современная экономика потребления ориентирована на «одноразовые» вещи, поступки, смыслы. Горизонт планирования и прогнозирования ограничивается датой новой покупки, публикации ближайшего квартального отчета или достижения точки безубыточности. Необходимо воспринимать то, что создается сегодня, в контексте всей истории, как народа, так и мира, и воспринимать это как изначально историческую ценность, претендующую на будущую защиту.

Охрана объектов культурного и исторического наследия и регенерация городской среды: предложения Правительству РФ

Основываясь на мировых практиках и тенденциях, изученных материалах и интервью экспертов, считаем целесообразным внести следующие предложения:

  1. Разработать единую Стратегию сохранения наследия и развития туризма в Российской Федерации.
  2. На основании современного расширительного толкования понятия «нас
Категория: Мои статьи | Добавил: kvit (17.12.2010)
Просмотров: 15426 | Рейтинг: 4.8/4
Всего комментариев: 0
Создать бесплатный сайт с uCoz